Александр Крамаренко: Где взять 17 миллиардов

В госбюджете на 2017 год доходы от приватизации - 17,1 млрд грн. Столько же планировали и в 2016 году – но их мы уже точно не увидим. Увидим ли в 2017 году, зависит от того, какую поддержку правительства и Верховной Рады получит Фонд госимущества.
Александр Крамаренко: Где взять 17 миллиардов
depositphotos.com

“Доходы от приватизации – штука разовая: получил и все”. Есть такая версия. На самом деле это не так. Если госпредприятие стоит или ведет убыточную деятельность, то оно не генерирует ничего, кроме проблем. Если его купил бизнес за живые деньги, то, помимо платы за объект, этот бизнес начинает инвестировать в купленный актив. Это предприятие начинает через довольно обозримый период времени генерировать прибыль (или хотя бы платить НДС, налоги на фонд оплаты труда). Оно начинает нанимать людей – снимая тем самым нагрузку с соцфондов. Но, давайте пока отложим в сторону доходы будущих периодов. Посмотрим на сейчас.

Читай также: Александр Крамаренко: Они нашли у нас деньги

Что мы видим в приватизации на 2016 год.

Фонду госимущества поставили задачу продать объектов на сумму 17,1 млрд гривен (что-то около 750 млн долларов по курсу на момент формирования закона о госбюджете-2016).

Эту задачу выполнить не смогли. Удалось заработать за первые 10 месяцев 2016 года лишь на малой приватизации. И сумма там невелика – около 49 млн грн. Большая приватизация денег пока не принесла.

Почему так мало получили в нынешнем году за малую приватизацию? Почему не сработала большая приватизация – Одесский припортовый, энергокомпании и т.д.?

На эти вопросы нужно искать ответы прямо сейчас, потому что на 2017 год запланированы те же 17,1 млрд грн доходов от приватизации – но с более широким списком крупных приватизируемых предприятий. И нехитрая логика подсказывает, что сохранение на 2017 год тех обстоятельств, которые мешали продавать в 2016 году, приведет к аналогичному результату – отсутствию продаж крупных предприятий.

Читай также: Поступления от приватизации сократились на 42%

Если лень читать дальше, могу предложить свою версию: “Большую приватизацию” не пускали всем миром. Действия ФГИУ сильно напоминали бег в мешке и со связанными руками для полноты эффекта.

Фонду было предложено продавать предприятия, но их ему не передавали министерства, у которых те госкомпании были в управлении. Фонду предлагали продавать облэнерго задорого, но никто не мог гарантировать, какими именно будут условия их работы согласно все еще не принятым законам. И да, все это в условиях войны, дорогих импортных энергоресурсов и невнятной политики регулятора энергорынка.

Если лень читать дальше, обратите внимание на то, что Рада фактически саботирует принятие пакета законов, без которых Фонд не сможет выполнить планы по приватизации-2017. Прежде всего, это законопроекты о выведении ряда предприятий из списка запрещенных к приватизации, о приватизации Укрспирта, подготовленные Фондом вместе с министерствами.

Естественно, в этой ситуации Фонд просто обязан кричать об этом на каждом перекрестке. В противном случае ему придется разделить с Радой и профильными министерствами ответственность за срыв программы приватизации и в 2017. 

Читай также: Курс 27,2 гривны за доллар совершенно реалистичный - Гонтарева

Что такое 17 миллиардов гривен на фоне госбюджета-2017?

Это примерно 2,5% доходов бюджета. То есть ОЧЕНЬ много.

Это плюс четверть к будущему бюджету Вооруженных сил, например. Такой масштаб цифр.

Начну с малозаметного – с малой приватизации. Это очень важно для малого и среднего бизнеса, потому что сейчас есть редкий шанс недорого купить какие-то объекты относительно недорого. Да, “сладких кусков” осталось мало после двадцати лет малой приватизации, но кое-что еще есть, а созданная Фондом электронная площадка позволяет делать выбор из очень широкого перечня вариантов.

Да, в 2016 году за объекты малой приватизации выручат почти вчетверо больше, чем годом ранее – почти 49 млн грн против 12 млн грн. Вроде, победа? В каком-то смысле да. Это результат того, что Фонд госимущества максимально упростил процедуру продажи, создал электронную площадку для презентации продаваемых объектов(и для выставляемых для аренды – тоже), а также -  колл-центр с прямым бесплатным номером.

Читай также: Александр Крамаренко: Акцизы 2017 - повторяем свои ошибки

В общем – все для покупателя. Но результат – не особо впечатляет в абсолютном выражении, несмотря на четырехкратный рост продаж за год.

Почему? Во-первых, потому что в зоне малой приватизации остался за малым исключением конкретный неликвид – объекты незавершенного строительства, а также давно и безнадежно стоящие мелкие предприятия и их остатки, а частенько и миноритарные доли в этих остатках. Малая приватизация со сладкими лотами прошла лет 20 назад. Сейчас продаются “лучшие из худших (оставшихся)”.

Вот тут нужно упомянуть важное обстоятельство – Фонд госимущества играет ровно по тем нотам, которые ему написали Верховная Рада (законы) и Кабмин (постановления и распоряжения). Шаг влево, шаг вправо – обвинения в коррупции и прочие здорово способствующие приватизации дела.

Процедура участия в торгах при малой приватизации остается довольно громоздкой – и это определено законодательством, ФГИУ обязан играть по этим правилам. А что на рынке? ФГИУ выставляет на торги в рамках малой приватизации неликвиды, которые быстро стареют. И других объектов там почти и не осталось. Подобные активы можно сейчас легко найти на рынке. Они сейчас стоят недорого, зачастую – дешевле, чем может со старта предложить Фонд госимущества. Да еще и покупка у частного собственника в смысле процедуры выглядит много комфортней и проще.

Читай также: МВФ не требует приватизации стратегических активов

Выход? Очевидно, упрощать до неприличия процедуру продаж в процессе малой приватизации и позволить Фонду снижать цену. Например, проводить голландский аукцион (со снижением от стартовой цены). Неликвид сегодня мало интересен – по описанным причинам. Завтра он будет стоить не дороже земельного участка, на котором он размещен (это если права на него у будущего собственника будут вместе с объектом).

Статистика – злая тетка: из проведенных аукционов закончились результатом 8,7%. Доля продаж на объявленных аукционах - 22,3%.

Чтобы продавать, надо позволить Фонду делать это очень быстро -3-4 месяца должна длиться вся процедура, не более того. Нужно разрешить Фонду продавать за столько, за сколько покупатель готов взять. Злоупотребления? “Продажа по дешевке”? Ну, если кто-то расскажет о том, как это сделать на площадке электронных торгов – я с удовольствием ознакомлюсь с таким опытом.

В принципе, есть шанс в 2017 году получить от малой приватизации суммы уже не 7 нолями, а с 8 – если Фонду госимущества дадут чуть больше свободы в решениях.

Читай также: Парламент предварительно одобрил проект госбюджета-2017

Но, конечно, основную выручку должна принести большая приватизация, которую в 2016 году Фонду банально не позволяли проводить.

Например, тот самый Одесский припортовый продать летом не удалось. И большой вопрос, удастся ли продать до конца года. Причин основных две. Первая: негативная конъюнктура на рынке азотных удобрений при высокой цене на импортный газ. Предприятие в такой ситуации – будь оно трижды современное и высокотехнологичное – не сможет достаточно быстро вернуть вложенные в его покупку капиталы.

Вторая: для всех покупателей, кроме Дмитрия Фирташа (и его компаний), цена приобретения ОПЗ автоматически увеличивается на без малого 300 млн долларов (не гривен). Потому что примерно 252 млн долларов – это долги, подтвержденные Стокгольмским арбитражем, остальные - долги перед трейдерами и банками. Это без учета оборотных средств, которые понадобятся новому собственнику для нормальной работы завода (это данные ФГИУ, советником которого в случае приватизации ОПЗ является инвестиционный банк UBS).

Читай также: Стали известны условия приватизации ОПЗ

Варианта, собственно два. Первый – в надежде на рост цены отложить продажу “на потом”. Но в таком случае надо для перезапуска предприятия найти эти 300 млн долларов и рисковать вновь обрасти долгами в процессе госуправления заводом (коррупция, “потоки”, вот это все). Но это, на минуточку почти 8 млрд грн, которых в госбюджете нет. Второй вариант – спрятать самолюбие подальше и продать за столько, за сколько будут готовы купить. Понимая при этом, что полная цена для инвестора состоит из двух частей – то, что получит ФГИУ от покупателя, и те 300 млн долларов, которые покупатель должен заплатить для финансовой перезагрузки предприятия. Это выглядит очень приземленно, но лучше завод продать и запустить в работу, получая от него налоги и много чего еще, чем гордо ждать, пока он превратится в груду металлолома. Кабмин принял волевое решение и выставил завод опять, в этот раз с гораздо меньшей стартовой ценой. Посмотрим как в этот раз отреагируют желающие купить, ждать осталось недолго.

Также в 2016 году должны были продать госпакеты акций нескольких энергоснабжающих компаний (облэнерго), а также одной генерирующей – Центрэнерго. Но все сдвинулось на полгода минимум. До конца года ожидаются аукционы по Хмельницкоблэнерго (70% акций), Тернопольоблэнерго (51%), Николаевоблэнерго (70%), Харьковоблэнерго (65%) - в декабре 2016 года.

В 2017 году планируются аукционы по Запорожьеоблэнерго (60%) - в январе, Черкассыоблэнерго (71%) - в феврале. В мае-июне 2017 планируют продать с аукциона 78% акций Центрэнерго.

Читай также: Приватизации Банкнотно-монетного двора в планах нет - Нацбанк

Не знаю, что там с планами на 2017 год, но аукционы 2016 года, скорее всего, не состоятся или будут безрезультатны. Причина перманентного сдвигания сроков аукциона? По идее, должна была стоять очередь из инвесторов, да и участие Deloitte в качестве советника должно было усилить интерес к объектам.

Но не сложилось в 2016 году – по тем же самым причинам не сложится и в 2017-м, если те причины не будут устранены. Штука в том, что энергокомпании работают в условиях регулируемых тарифов. Для успешной приватизации этих компаний необходимо принять законодательство о стимулирующем регулировании энерготарифов (RAB-регулировании - Regulatory Asset Base), а также новое законодательство о Нацкомиссии по регулированию энергетики и коммунальных услуг. Пока ни того, ни другого не сделано.

А тем временем, действующий менеджмент энергокомпаний, согласно опубликованным данным, наращивает их задолженность и не занимается капиталовложениями в обновление сетей. То есть ситуация становится на удивление схожей с той, что сложилась на Одесском припортовом: долг усердно растет, чем растворяется возможность продать ту или иную компанию дорого.

Вот тут Фонд госимущества просто обязан жестко выставлять напоказ “эффективное“ управление облэнерго. Потому что “распил” энергокомпаний, как показывает опыт того же ОПЗ, приводит к падению их цены во время приватизации. Да, из этого вырастет громкий и грязный конфликт с реальными бенефициарами украинского энергобизнеса. Да, руководство Фонда непременно получат информационную кампанию против себя лично. Но иначе Фонду не продать энергокомпании за приличные деньги и не выполнить план приватизации-2017.

Читай также: От продажи Укрспирта можно получить больше, чем от ОПЗ - Кутовой

Ну и вдогонку – у многих компаний не доведена до конца история с землеотводами. Многие энергообъекты “висят в воздухе”. Понятно, инвесторам это бравады не добавляет.

Все так сложно? А иначе не может быть, если речь идет о продаже работающих предприятий. Актив должен приносить инвестору прибыль – чтобы вернуть вложенные в его покупку деньги. Желаемый срок возврата инвестиции обратно пропорционален рискованности рынка. Хотим продать дороже – нужно уменьшать риски инвестора.

Есть вещи, которые Украина устранить не может – отсутствие дешевого газа или угля, наличие войны на окраине страны.

Но есть обстоятельства, на которые правительство точно может влиять. Например, на инвестиционный климат, на условия работы предприятий, функционирующих с регулируемыми тарифами. В конце концов – на темпы передачи Фонду госимущества предприятий, намеченных к приватизации. С этим, увы, беда: с осени 2015 года из 253 передано только 32. И это мы еще не начали говорить о затягивании с пересмотром запретов на приватизацию так называемых “стратегических” предприятий.

Читай также: Фонд госимущества опубликовал график приватизации

Фонд госимущества не рисковал пока что предъявлять жесткие и публичные претензии ни Верховной Раде, ни министерствам по поводу препятствий, создаваемых в приватизации. Все заявления больше похожи на просьбы – мол, давайте все-таки поработаем. Оно и понятно – таковы отечественные политические реалии. С другой стороны  - без такого публичного конфликта программу приватизации-2017 не вытащить, как и не получить критически необходимые госбюджету 17 млрд грн.

Главный редактор журнала Деньги Александр Крамаренко

Текст является личной точкой зрения автора. 


Курс валют

1 USD 1 EUR 1 RUB
Купить
Продать
1 USD 1 EUR 1 RUB
Купить
Продать

Калькулятор валют

ТОП-Новости

x
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее...
This website uses Cookies to ensure you get the best experience on our website. Learn more... Ознакомлен(а) / OK