Переключиться на мобильную версию

Александр Шемяткин: МВФ точно против?

Партнер юридической фирмы KM Partners – о том, как уговорить МВФ на введение в Украине налога на выведенный капитал.
МВФ мало беспокоит непосредственно НнВК
МВФ мало беспокоит непосредственно НнВК
depositphotos.com

Шаг за шагом законопроект о налоге на выведенный капитал преодолевает государственные кабинеты, приобретая все больше сторонников среди бизнеса и представителей власти, и, при этом, оставаясь чистым от политического или лоббистского влияния.

Читай также: Алексей Мась: Когда там кризис “блокчейн-доткомов“?

Но чем более реальна возможность его принятия, тем все активнее и находчивее становятся оппоненты. К проявлению такой находчивости следует отнести письмо МВФ, адресованное администрации Президента. В письме глава технической миссии фонда в Украине предупреждает, что внесение законопроекта о НнВК в парламент может привести к сворачиванию программы кредитования. В связи с этим и возникла пауза с регистрацией законопроекта, вызванная необходимостью найти взаимопонимание с МВФ. Оснований же для такого взаимопонимания предостаточно.

Начнем с того, что МВФ мало беспокоит непосредственно НнВК. Фонд неоднократно озвучивал свои приоритеты для Украины: антикоррупционный суд, приватизация, тарифы на газ, администрирование налогов. Поэтому есть основания полагать, что МВФ просто попросили высказаться относительно НнВК. И существует достаточно аргументов, чтобы убедить руководство фонда относиться к налогу на выведенный капитал более спокойно.

Во-первых, понимание МВФ модели НнВК основано на отчете экспертов «Переосмысление налога на распределенные дивиденды, рационализация упрощенной системы налогообложения и принятие мер BEPS», который был опубликован в июне 2017 года. Для подготовки этого отчета в марте 2017 года была предоставлена презентация Министерства финансов Украине с его видением модели НнВК. Она предусматривала налогообложение операций между плательщиками налога и контроль трансфертного ценообразования, а также связь операций с хозяйственной деятельностью и налогообложение выплат на плательщиков единого налога. Но эта модель на первой же встрече рабочей группы при Минфине была отклонена.

Таким образом, МВФ анализировал не то, что нужно.

Во-вторых, эксперты рассматривали исключительно налогообложение дивидендов с добавлением в прогноз Lock-in Effect, который имел место в Эстонии. Его суть в том, что деньги не тратятся налогоплательщиками только потому, что они не облагаются налогом. Поэтому МВФ сделал вывод, что НнВК приведет к уменьшению поступлений в бюджет на сумму поступлений от налога на прибыль. Но он не выдерживает критики хотя бы потому, что в год введения НнВК бюджет получит средства от уплаты налога на прибыль за предыдущий год. Например, в 2019 году таких поступлений за 4-й квартал 2018 года ожидается около 31 млрд. грн. К тому же, доля теневой экономики, уровень инфляции и потребность бизнеса в оборотных средствах в Украине таковы, что никакой Lock-in Effect нам не грозит. Принимать же эстонские данные за базу для прогноза без какой-либо корректировки, как минимум, непрофессионально.

Скорее, МВФ следует представить расчеты поступлений НнВК, составленные на основании данных сводных деклараций по налогу на прибыль за 2017 год. Согласно этим расчетам, в 2017 году бюджет от налога на выведенный капитал собрал бы 32 млрд. грн. С учетом суммы налога на прибыль за 4-й квартал 2016 года выходит 39,2 млрд. грн., что на 34 млрд. грн. меньше, чем было собрано налога на прибыль. Сумма НнВК была бы больше, но нет информации по ряду операций. Кроме того, при расчете не учтено 5 млрд. грн. дополнительных поступлений от НДС в связи с направлением освобожденной прибыли в инвестиции и эффектом от детенизации экономики.

Читай также: Александр Крамаренко: Две беды – долги и погоны

Также МВФ обязательно заинтересуют следующие данные. Убыточные компании за 2017 год перечислили 34,9 млрд. грн. в пользу нерезидентов, что, по сути, является скрытой выплатой дивидендов. Штрафных санкций в пользу неплательщиков налога на прибыль было выплачено убыточными компаниями порядка 9,2 млрд. грн., финансовая помощь, предоставленная убыточными компаниями неплательщикам налога, составила 4.4 млрд. грн., а корректировки по ТЦО (трансфертное ценообразование. – Ред.) убыточными компаниями превысили 1,7 млрд. грн. И все эти операции не были обложены налогом на прибыль, в то время как от НнВК это было бы порядка 10 млрд. грн. поступлений.

При этом финансовый результат прибыльных компаний в результате налоговых корректировок увеличился на 60%. Это привело к тому, что фактическая ставка налога на прибыль составила 30% вместо 18%, а прибыльные компании компенсировали бюджету налоговую оптимизацию убыточного бизнеса. Стоит еще добавить, что налог на прибыль обеспечивает около 8,5% всех налоговых поступлений в бюджет, но его администрирование занимает до 30% общего количества времени и средств, затраченных государством и бизнесом на администрирование налогов.

Итак, у нас есть, что сказать МВФ. Осталось лишь определить точки сокращения расходов бюджета или дополнительных доходов для балансировки недопоступлений на уровне 20–30 млрд. грн.

 

Комментариев (0)
Оставляя комментарий, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей, непосредственно или косвенно имеющих отношение к данной новости. Пользователи, которые нарушают эти правила грубо или систематически, будут заблокированы.
Полная версия правил
Осталось 300 символов
Реклама
Реклама
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь