Василий Невмержицкий: Учетное пике

Финансовый эксперт и аналитик – о том, почему снижения учетной ставки недостаточно для запуска кредитования.
Василий Невмержицкий: Учетное пике
Василий Невмержицкй / dengi.ua

В июне Национальный банк снизил учетную ставку сразу до 6% годовых. И похвастался: никогда в истории Украины базовая ставка не была такой низкой. Но поможет ли это перезапустить стагнирующую экономику?

Учетная ставка является ориентиром для всего финансового рынка. Ею, к примеру, руководствуется Минфин, организуя выпуски ОВГЗ. А Нацбанк оказывает прямое влияние на ценообразование через инструменты управления ликвидностью: одним банкам выдает кредиты рефинансирования, у других берет взаймы (депозитные сертификаты).

Прежде взаимосвязь между учетной ставкой НБУ и, скажем, депозитными ставками в банках, была очень слабой. Даже в стабильное, межреволюционное, время. С марта 2012 года по июнь 2013-го индикатив составлял 7%. При этом средние ставки по годовым вкладам находились в диапазоне 19–17%.

Читай также:

Сейчас учетная ставка НБУ – куда более влиятельный фактор. Год назад, когда индикатив находился на уровне 17,5% годовых, индекс UIRD (средняя ставка по 12-месячным депозитам населения) составлял 15,4% годовых. К 11 июня 2020 года, когда учетка еще была 8%, он опустился до 10,9% годовых. Это – небыстрый процесс, но падение ставок неизбежно.

Но это не означает, что тотальное падение стоимости ресурсов и даже возврат НБУ к раздаче долгосрочных кредитов рефинансирования (до пяти лет) помогут восстановить кредитование. Ведь то, чем так гордится Нацбанк, – беспрецедентная стабильность банковской системы – делает ее абсолютно неэффективной. Движение есть, прибыль растет, но результат близок к нулю.

Читай также:

Проблема мертвого кредитования заключается отнюдь не в дефиците ресурсов. Денег у банков с избытком. Длинный ресурс можно взять у Нацбанка. Депозитный портфель постоянно растет. С февраля 2019 года к маю 2020 года он прибавил 127 млрд. грн. Даже во время карантина люди несли деньги в банки.

В действительности сложность в том, что банкам попросту неинтересно заниматься кредитованием. Ведь громоздкому и рисковому процессу есть прекрасные альтернативы – ОВГЗ и депосертификаты НБУ.

И мало попросить банки вспомнить о своей роли в экономике. Нужно создать для них прямые стимулы. Сделать «кредитные консервы» менее выгодными, чем займы бизнесу и людям. К примеру, изменить формулы расчета нормативов. Чтобы ОВГЗ перестали быть полноценной альтернативой кредитованию. А также защитить права банков как кредиторов. Но пока никаких перспектив ни по одному из этих пунктов не наблюдается.

Читай также:

Ну а что ипотека? Ведь в истории экономических кризисов рынок недвижимости не раз становился драйвером экономического восстановления.

Но банки не хотят запускать ипотеку. Сейчас кредиты на жилье декларируют восемь банков. Два из них готовы ссудить деньги только покупателям квартир на вторичном рынке. Ставки пугающе велики – 15–20%. Это означает, что за 10 лет стоимость квартиры удвоится. Да и авансы лояльными не назовешь – 25–40%.

Потенциально снижение учетной ставки до 6% дает реальную возможность запустить ипотеку под 9–10% годовых. Вот только дело не в ставке.

Ключевая причина – риски. Существующее законодательство защищает заемщика, но не кредитора. Банк не сможет ничего поделать, если в квартире прописаны дети, а другого жилья нет. На первый взгляд это – очень гуманная норма: неплательщики, купившие квартиру в кредит, защищены от «произвола» банков. Но новым желающим доступ к кредитному жилью получить практически невозможно.

Читай также:

Еще одна проблема – суды и право. Украинские банкиры жалуются, что при наличии сколько-нибудь грамотных юристов заемщики могут судиться с банком годами. Но даже победа в этом сражении не равносильна победе в войне. Мне известен кейс одного из банков, который добивается права на продажу залоговой квартиры с 2015 года.

Кроме того, банк не может взять в залог несуществующее имущество (недостроенную квартиру), потому берет имущественные права. Но такие кредиты Нацбанк считает высокорисковыми. А значит, под них банк должен сформировать 100% резервов, что убивает рынок.

Читай также:

Выходов несколько. Самый простой – изменить нормы резервирования. Но, увы, это невозможно. Поскольку противоречит требованиям МВФ. Да и здравому смыслу тоже. Второй вариант – оживление механизма инвестирования через фонды финансирования строительства (ФФС). Он тоже неидеален и не решает всех проблем.

Наконец, третий вариант – полная смена парадигмы. Так, чтобы будущая квартира все же могла стать ипотекой. Для этого, впрочем, нужно кардинально переписывать регуляторную политику относительно застройщиков. Возможно, запускать некий аналог фонда гарантирования для инвесторов, устанавливать квалификационные требования и т. д. Это едва ли понравится рынку. Однако без таких решений запустить полноценное кредитование первичного рынка малореально.


Курс валют

1 USD 1 EUR 1 RUB
Купить
Продать
1 USD 1 EUR 1 RUB
Купить
Продать

Калькулятор валют

ТОП-Новости

x
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее...
This website uses Cookies to ensure you get the best experience on our website. Learn more... Ознакомлен(а) / OK